Четверг, 19.10.2017, 22:49 Приветствую Вас Гость

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Творчество » Наше творчество » Злые игрушки (ориджиналл, макси NC17)
Злые игрушки
AfinaДата: Четверг, 13.01.2011, 20:27 | Сообщение # 1
Группа: Пользователи
Сообщений: 9
Репутация: 80
Статус: Offline
Злые игрушки
Автор: Злой Кролик Сюсюкалка
Бета: Дочь_Змеи
Гамма: Elisable
Жанр: слеш, роман, POV
Рейтинг: NC17 (КХМ!все видели рейтинг, что б потом без обмороков!)))
Размер: макси (10 глав)
Описание: В прошлом главного героя были не очень радостные события, которые навсегда отбили ему охоту к новым отношениям. Сможет ли он снова принять чужую любовь, и чем это для него обернётся?
Школьный слеш, и немного разборок.
Предупреждение: Grapefruit
Дисклеймер: Всё моё, ласты прочь. Любое сходство с реальными людьми – совпадение. Все персонажи вымышлены.
Посвящение: Пашке рыжему. Паш, ты лох.

Пы.Сы. оой флафа тут многооо, капец-капец shy
Третье место на фестивале Домианы "БЕз ГМО"

Добавлено (13.01.2011, 20:08)
---------------------------------------------

Добавлено (13.01.2011, 20:11)
---------------------------------------------
от авт.: рассказ для неискушенных чтателей) Ибо стиль тут откровенно оставляет желать лучшего, ^__^ я это знаю, но переписывать лень..

Глава 1

«Львенок - чертёнок»

Бедное моё сердце, бьешься в груди, как птица в клетке. Болишь, болишь, ноешь… А я поделать ничего не могу, ох, не берегу тебя, моё несчастное…
Всё из-за этого! Он смотрит, смотрит…
Из-за Каина моё сердце болит, да и не только сердце.
Единственное, чего хочу я, – чтобы он перестал так откровенно и зло пялиться на меня.
Вздохнув глубже, снова повторяю про себя: «Я вправе чувствовать себя спокойно и легко, я вправе расслабиться, не обращать внимания… Я. Ни в чём. Не виноват».
* * *
Привет, меня зовут Кай. Я перевелся в новую школу месяц назад.
Почему? Хороший вопрос.
Честно признаться, я уже немного жалею об этом.
Такого рода школ в нашем городе больше нет . Чем она отличается от других? Ответ прост до банальности, в ней учатся детишки из самых обеспеченных семей.
Моя же семья вполне обычная, я живу только с мамой, она врач. Папа давно ушел от нас. Так что я попал в эту школу не по причине финансовой состоятельности, а благодаря собственным талантам. Такая возможность подвернулась очень кстати.
По городу пошли слухи, вероятно, кем-то спровоцированные, что школа № 17 не обучает детей должным образом, а просто занимается созданием общин избалованных отпрысков нуворишей, да и сама она – ничто иное, как заведение для развлечения этих детишек. Прессу заполонили статьи на тему: «Зачем такое учреждение вообще нужно? Чему в нем научат?» Заботливые родители, дабы тень школы не упала на их светлые репутации, поторопились забрать своих чад из сомнительного заведения. Тогда, примерно полгода назад, учредители школы развернули целую программу с принятием новых учеников на стипендию, спасаясь от неминуемого фиаско.
Поступить можно было только при условии отличной учёбы и прохождения вступительных школьных экзаменов. «Свежую кровь вливают в это болото», – язвили журналисты, но уже не так увлеченно.
По той программе я и попал в знаменитую школу № 17. Знаю, вы подумали, что я законченный ботаник, зацикленный на зубрежке, как и все остальные, кто поступил сюда подобным образом. Со стороны всегда так кажется, но про себя могу сказать, что я никогда не зубрю формулы и правила, не штудирую ночами книги по истории и математике. Как говорит мама, мои знания – талант. Мне достаточно один раз услышать урок, и сразу все запоминается. Когда ты понимаешь, это просто. Но, как оказалось, такое явление, как я, – редкость, поэтому в учёбе мне равных нет.
Сколько себя помню, всегда занимался теннисом, так как маме очень нравился этот вид спорта. Но сам я к нему был равнодушен, и потому особых успехов так и не достиг.
Тем не менее, когда директор просмотрел результаты моих экзаменов и личное дело, он готов был не только теннисный клуб), но и Луну со звёздами подарить, лишь бы я остался в его школе. Так что мне предоставили чуть ли не пожизненный абонемент в школьный теннисный клуб и коньки в придачу.
Теперь мне не нужно было ездить в другой конец города, чтобы поиграть в теннис, и тратить на него деньги. Это была приятная новость. Я так думал…

Рассмотрев поближе обитателей школы, я стал терять надежду на то, что будут еще какие-нибудь приятные новости.
Дурак, конечно! Можно было сразу догадаться, что за контингент тут учится. В моей прежней школе тоже были такие ребята. Богатенькие и высокомерные. Но так как их было меньшинство, они предпочитали сбиваться в кучку и особо не проявляли активности в школьной среде. И правильно делали. Главенствовали у нас всегда держали «хищники» – особо смелые, борзые ребята, у которых даже не было необходимости держаться вместе. Они все равно оставались в большинстве. Эти парни воспитывались по-другому, никого не боялись и любого избалованного буржуя могли заткнуть за пояс.
Здесь ситуация была противоположная, эдакий наглядный пример – что будет, если заполнить школу отборным светским обществом.
Хотя, в принципе, мне все равно.
Когда я первый раз вошел в свой класс, то мгновенно испытал неприятное ощущение, словно ошибся дверью, перепутал школу, время, – всё на свете. И, несмотря на то, что номер класса был чётко прописан в моём расписании, это чувство не покидало ещё очень долго.
Я старался не глазеть по сторонам, когда учитель представлял меня моим новым одноклассникам.
Кто-то справа отвесил пару острых шуточек в мой адрес, кто-то его поддержал ещё одной фразой. Что именно они говорили, я прослушал, доставал учебники. Мои одноклассники нарочито громко засмеялись. Их смех показался мне нездоровым, сфабрикованным и странным. Тогда я вскинул голову и посмотрел на парня, сидевшего за партой справа от меня. Сам я, как и полагается новеньким, сидел один.
Широко ухмыляясь, он развалился на своём стуле. Бледная кожа, яркие голубые глаза и немного вьющиеся тёмные волосы.
Нет, он не лидер, слишком смазливая мордашка…
Всё просто, в таком коллективе, как в животном мире, всегда есть свой король зверей. Есть его самочки, есть его стая, есть группка тех, кто находится в немилости – они однажды проиграли и теперь стараются не высовываться. Все остальные мечтают когда-нибудь примкнуть к стае и глупо потакают вожаку.
Кроме того, всегда есть стая кошек, которые сами по себе, поодиночке либо группкой – без разницы.
Кто есть кто – я разобрался быстро, буквально за неделю. Кудрявого парня звали Джесси, он играл роль шута, приближенного к королю зверей, хотя и обладал некоторым количеством интеллекта, как мне показалось. Почти весь правый ряд, у окна, занимала стая самочек. Честно признаться, я даже не запомнил их имен – незачем. Слева, как и ожидалось, обитали «те, кто против», одиночки тоже в той стороне. Разделение, конечно, весьма условное, у каждого имелись свои взгляды на наш коллектив, но, с моей точки зрения, подробности не столь важны.
Главное, что царь зверей был обнаружен. И сидит он как раз позади меня, точнее чуть левее, так что при желании я могу видеть его краем глаза. Не знаю почему, но за ним все парты пусты. Его зовут Каин, у него короткие светлые волосы и яркие глаза янтарного цвета. Пухлые губы, светлая кожа и тонкий розоватый шрам над бровью.
Каин выше меня примерно на голову, довольно сильный на вид. Ну, естественно, лидеру по статусу положено быть красавчиком! Но при этом Каин все время хмурился. Мне казалось, что эта морщинка на его лбу не разглаживается никогда.
Хотя, может, у него просто период такой, или разозлил кто-нибудь?
Просканировав свой класс вдоль и поперек, я утратил интерес к этой массе, так как уже мог прочесть каждого из них как раскрытую книгу. Входить в компанию элиты я не собирался (хотя при большом желании мог бы), да и искать дружбы с остальными тоже не хотелось.
– Привет.
Через пару дней ко мне всё же подсел парень, сидящий обычно впереди, рядом с блондинкой, которая все уроки напролёт что-нибудь красила – ногти, губы, глаза… У неё такое хобби.
– Привет, – я взглянул на него, как на музейный экспонат, который услужливо подошел ко мне сам. Не ожидал.
– Я – Джерри, будем знакомы, – представился он.
Я знал, как его зовут, слышал как-то. У Джерри был короткий ёжик медных волос и светло-зеленые глаза. Приятный парень. Я так подумал.
Джерри обедал вместе со мной, и сидел теперь тоже рядом.
Почти весь наш класс состоял в школьном клубе по теннису, и мой новый приятель в том числе.
Но если бы не Каин, вряд ли хотя бы половина из наших входила бы в этот клуб. Девчонки уж точно, они приходили только поглазеть на него, да и свита из четырёх человек вынужденно посещала эти занятия…
Опоздав сегодня на тренировку, я прибежал, когда ребята уже переодевались и собирались домой.
– Ты чего не пришел, я тебя ждал… – пенял мне Джерри, однако он уже был переодет, чтобы идти домой.
– Прости, иди один, я потренируюсь немного.
Джерри стоял, прислонившись плечом к железному шкафчику, и смотрел на меня. Мне стало неуютно переодеваться под его пристальным взглядом, и я спросил:
– Что?..
– Ничего, – хитро ухмыльнулся Джерри. – Смотри не перетрудись.
И он оставил меня в раздевалке одного, со странным предчувствием после его слов.
Тренер уже ушел, мне нравилось заниматься одному. Однако, когда я вышел на корт, стало ясно, что кое-кто скрасит моё одиночество.
По ту сторону сетки стоял Каин, небрежно подбрасывая мяч вверх, и смотрел, как я выхожу на площадку.
Он что, хочет со мной поиграть?
Очевидно, иначе бы он не стоял там.
Я неуверенно остановился напротив него. Каин отступил назад, и, подкинув мяч повыше, сделал подачу. Признаться, я не ожидал, что удар будет такой силы. Конечно, его мышцы выглядели весьма устрашающе, мне казалось, что это обычная декоративная часть, наращенная стероидами.
Естественно, эту подачу я не отразил.
Но мне было достаточно, чтобы примерно представить, как он играет в теннис.
Слепые жестокие удары чудовищной силы, без особой техники и стратегии. Когда он (Каин) размахивается ракеткой, хочется убежать с корта и накрыться тазиком.
Пропустив три удара, я выиграл один мяч с большим трудом.
Затем Каин послал ещё одну неуловимую подачу, которую я не смог взять, и, не дав мне опомниться, сразу же снова ударил по мячу, и он с ужасной силой полетел мне прямо в голову. Я свалился на разогретую солнышком площадку корта, и попытался собраться с мыслями, которые высыпались из моей головы: мне было действительно больно.
Я сел и потер макушку ладонью.
Каин присел рядом и, наклонив голову, заглянул мне в лицо.
– Ну как? – спросил он.
Гениальный вопрос, я даже немного разозлился. Хотя злиться, кажется, тоже было больно…
Вот таким был мой первый контакт с одноклассником. И физический, и моральный…
– Фантастически, – без особой эмоциональной окраски ответил я, резко поднявшись.
Голова закружилась, и меня качнуло.
– Ты на ногах не стоишь, – отметил Каин и поддержал меня за талию.
Прикосновения обожгли мою кожу и, чтобы не касаться его руки, я дёрнулся вперед, но вышло только хуже.
Теперь мы стояли вплотную друг к другу, и своей рукой он практически отрезал мне все пути к отступлению.
– Со мной всё в порядке, – тихо сказал я.
«Только убери от меня свои лапы!»
– Мне так не кажется, ты весь бледный, может, у тебя сотрясение мозга? – спокойно спросил Каин.
– Тебе-то что? – я осторожно отстранился.
Может и так, меня подташнивало, а значит, сотрясение вполне возможно.
Я зашел в раздевалку и, присев на лавку, откинулся назад с закрытыми глазами.
Услышал, как Каин зашел за мной и прошел в душевую.
Когда он сел рядом со мной, я открыл глаза и встал. Но мне тут же пришлось снова упасть на лавку – Каин отнюдь не нежно дёрнул меня за предплечье вниз. Встретив тяжелый острый взгляд, я понял, что мой героизм его раздражает, и он больше не потерпит пренебрежение своей помощью.
Я сидел молча, пока Каин прикладывал мокрое холодное полотенце к моей макушке, хотя мне было больно. При этом он продолжал удерживать меня за предплечье. Неужели думает, что я сейчас встану и побегу?
Снова осторожно откинувшись назад, я закрыл глаза. Карусель перед ними никак не останавливалась.
Почувствовав его пальцы на своём лбу – Каин убирал мокрые пряди чёлки, – я резко открыл глаза и как можно бодрее сказал:
– Мне уже лучше.
Он слегка ослабил хватку на моей руке. Это позволило мне осторожно встать и проследовать к своему шкафчику.
Я старался двигаться неспешно, чтобы Каин не заметил, что меня немного пошатывает. Он сидел позади и пристально наблюдал за каждым моим шагом.
Натянув майку, я поднял голову и почувствовал его дыхание на своём затылке. Мне неудержимо захотелось втиснуться в шкафчик, но хватило здравого смысла и выдержки этого не делать.
– Тебе помочь? – раздался вкрадчивый голос Каина у самого уха.
– Справлюсь, – спокойно ответив на его вопрос, я продолжил переодеваться и услышал, как Каин негромко хмыкнул сзади.
– Тебе больше не следует общаться с Джерри.
Я не стал спрашивать почему, какая мне разница? Ведь в любом случае я не собираюсь следовать его советам, не говоря уж о приказаниях.
– У тебя два дня, чтобы порвать с ним все связи. И чтобы я больше не видел вас вместе, ты понял меня, Кай?
Моё имя эхом отдалось у меня в ушах, и, словно заклинание, заставило повернуться к нему. Какая неожиданность, это даже немного интересно…
Каин неторопливо собирал свою сумку.
– Если ты не послушаешься, не поздоровиться и тебе, и ему, – он уверенно посмотрел на меня своими золотыми хищными глазами.
С ума сойти, неужели между Каином и Джерри что-то происходит?
– Кай, – он так сладко, с придыханием произносил моё имя, что у меня внутри всё съёживалось в комочек, – это не намек, это угроза.
С этими словами Каин вышел из раздевалки.
Неужели он на самом деле думает, что я его послушаюсь?

Добавлено (13.01.2011, 20:15)
---------------------------------------------
Глава 2

«Гиена»

Когда ты приходишь в новый коллектив, то всех стесняешься и стараешься держаться тихо, не доставлять окружающим неприятностей и быть дружелюбным. Хочешь показаться как можно лучше…
Нет, я не исключение, и тоже придерживаюсь этой линии поведения. С одной только разницей – я упрямо ищу приключений на свой зад, хотя не люблю себе в этом признаваться и стараюсь думать, что неприятности сами находят меня. Но в глубине души я сознаю – просто мне невероятно скучно, я не получаю достаточную дозу адреналина. Поэтому очень хочется снова ступить на тонкий лед…
Но я всё же старался убедить себя в том, что продолжаю общаться с Джерри потому, что мне с ним интересно, а не из глупого противоречия.
Утром в школу я пришел вместе с Джерри, и, как ни в чём не бывало, уселся с ним за одну парту, даже не взглянув на Каина.
Мне было любопытно, что же за отношения между ними, если… Я вдруг сам поразился собственным мыслям. Может, Каин ревнует Джерри ко мне?!
Я посмотрел на своего соседа по парте. Он очень милый общительный паренек, и запросто может понравиться любому, даже такому, как Каин. Хотя, если посмотреть на это с другой стороны, мой приятель мог сделать что-то плохое, и из-за этого Каин отгоняет от него всех друзей, стремясь в конце концов оставить Джерри изгоем.
Да… Этот вариант, наверное, ближе к истине.
У меня есть ещё один день на то, чтобы прекратить общаться с Джерри, а потом меня якобы ждёт наказание?
Я незаметно оглянулся на Каина. Он, подперев голову рукой, выслушивал хвастовство Гвена, одного из своих приближенных, о его новой машине.
Даже с одного взгляда я смог определить, что у Каина начинается лихорадка – его щёки немного раскраснелись, дыхание было глубоким, глаза блестели, лоб покрывала испарина. Он неосознанно одёргивал воротник школьной рубашки, пальцы вздрагивали.
Болтовня Гвена, очевидно, раздражала Каина, но он даже не пытался заткнуть друга: возможно, просто не было сил.
Я злорадно улыбнулся – прекрасно! Ну, и что ты теперь мне сделаешь? Взглянув на его прихвостня поверх другого плеча, я задумался.
Да, у него ещё есть Гвен, Джесси и пара девчонок. В целом компания особо не устрашает, если не брать в расчёт то, что к каждому приставлено по двое «шкафов» - телохранителей.
А за Каином и вовсе чуть ли не целая рота приезжает.
На какое-то мгновение мне стало завидно… Если бы я имел такие возможности, как они, то ни за что бы не стал распыляться на ерунду, которой они занимаются и на которую тратят деньги.
Но чего не дано, того не дано, и, если посмотреть оптимистичней, мне не на что жаловаться.
Мы сидели с Джерри на подоконнике и жевали бутерброды, когда я решил начать операцию по внедрению своего носа в чужую личную жизнь.
– Джерри, слушай, вчера случилось кое-что необычное, – интригующе начал я.
Он доел свой бутерброд и встал напротив меня.
– Необычное?
– Ну да. Скажи, а какие у тебя отношения с Каином?
– У меня с Каином? – ухмыльнулся Джерри. – Практически никаких, мы с ним почти и не разговаривали толком. И уж точно никогда не дружили.
– Тогда, как ты думаешь, мог ли он тебя невзлюбить за что-то?
– Каин? Меня? Шутишь? Да ему испокон веков ни до кого нет дела. Он никогда ни на кого не злится и не обижается. Каин просто убивает на месте. Если его что-то не устраивает, он исправляет всё, не отходя от кассы. Каин – кровожадный псих… – поморщился Джерри и, вздохнув, посмотрел на меня. – Кай, не знаю, что он там тебе наговорил, но ты уж постарайся держаться от него подальше. Я не хочу, чтобы пострадало твоё хорошенькое личико, – ухмыльнулся Джерри и едва ощутимо провел пальцами по моей щеке.
Нервно сглотнув, я постарался не отстраняться от его руки, хотя к чужим прикосновениям отношусь очень напряженно: на это есть свои причины.
Я чуть опустил голову, повисла неловкая пауза.
Если подумать, всё не так уж и плохо. Джерри очень приятный, и, похоже, он не хочет быть мне просто другом. Но меня, как и обычно, снова поглощает апатия, когда я вспоминаю о «таких» чувствах: они ассоциируются у меня с чем-то неприятным. Всё непременно закончится плохо, меня снова обманут.
– Пошли завтра ко мне, у меня новая игрушка на компе.
– Ага, – на автомате буркнул я.
По коридору мимо нас гордо прошагала свита Каина. Гвен мило щебетал с двумя девушками, а Джесси вдруг как-то сочувственно взглянул на меня.
Понятно, Джерри либо будет притворяться до конца, либо и правда не в курсе, за что Каин его ненавидит. Если ненавидит, конечно. Может быть, дело вообще не в Джерри.
На тренировке по теннису не было ни Каина, ни его приближенных. Видимо, состояние «короля зверей» ухудшилось.
Два дня уже истекали, мои игры с огнём все продолжались. И чем дальше, тем мне становилось интереснее. Я понимал, чем это может кончиться для меня, но желание показать этому самодовольному снобу, что не все пляшут под его дудку, перевешивало любые опасения. Каин не пришёл сегодня в школу, и причин для беспокойства стало меньше.
– Ну что, мы идём? – сладко пропел Джерри, когда я убрал сменную обувь и закрыл шкафчик.
– Куда?
– Как куда? Мы же вчера договорились, что идём ко мне играть.
– Ах, ну да… – слабо припомнил я. Мне совсем не хотелось никуда идти, я очень устал, кроме того, собирались тучи. А бежать домой под дождём мне не хотелось ещё больше.
– Тогда пошли скорей, пока ливень не начался, – Джерри потянул меня за руку к выходу.
Спустившись по ступенькам, я вдруг снова запрыгнул обратно. Перед нами резко затормозила жёлтая спортивная машина с тонированными стеклами. Задняя дверца распахнулась, открывая вид на роскошный салон из светлой кожи.
На заднем сиденье была девушка в школьной форме. Это одноклассница, Лекса, кажется… Та самая, одна из свиты Каина.
Я никогда не видел, чтобы она с кем-то весело болтала, или смеялась. На лице Лексы всегда присутствовала недетская серьезность. Если это маска, то она навсегда въелась в её черты. Даже притом, что девушка обладала редкой красотой, суровое выражение лица отпугивало всех окружающих.
Лекса жестом приказала мне сесть в машину. Она смотрела прямо на меня, но я всё равно уточнил, показав на себя пальцем и дождавшись кивка.
Джерри стоял рядом и не протестовал. Он знал, что в случае необходимости милый «юноша» на переднем сиденье, который с трудом не задевает плечом водителя, быстро уговорит меня присесть в машину.
Дверь захлопнулась, автомобиль рванул куда-то вглубь стоянки.
Я испуганно вцепился в обивку, тогда как девушка только спокойно перевела взгляд на меня.
– Привет.
– ...Здравствуй.
Её голос был таким же убийственно спокойным и ровным, как и её взгляд.
– Фрэнк, останови.
Машина резко замерла, и у меня отпала необходимость держаться за кресло.
– Не буду тянуть резину, скажу прямо. Перестань общаться с Джерри.
– Почему?
– Потому что я тебе настоятельно советую.
– Почему Каин так хочет, чтобы я…
– Не знаю. Мне наплевать. Но будет жалко смотреть, как испортят твою милую мордашку.
– Он всего лишь школьник, что он сможет мне сделать? – тихо спросил я.
– Всё, что захочет. В этом городе его отцу принадлежит очень многое, поэтому Каину никто не указ. Ты очень смелый малыш, но побереги свою отвагу, она тебе ещё пригодится… – предостерегла Лекса.
Дверь сзади меня открылась, я, не задерживаясь ни на секунду, выскочил из машины и пошел обратно на школьную стоянку.
Какая-то девка советует мне поберечься и следовать приказам придурка, которого я и знать не хочу?! Кто они такие, чтобы указывать мне, как себя вести?! Я буду делать то, что хочу и с кем хочу!
Я злился. Злился потому, что знал, чем всё это грозит закончиться, и знал, что изменить ничего не могу. Я шел Джерри навстречу, думая, что это того не стоит, но в любом случае лучше разобраться сейчас. Пусть будет драка, но я не стану одной из игрушек Каина, готовых выполнять любой каприз. Лед подо мной покрылся сеткой трещин.
Джерри стал расспрашивать меня, о чём мы говорили с Лексой, но я что-то соврал, и на этом мы закрыли тему.
Моё настроение было окончательно испорчено, и я уже трижды пожалел, что не нашел достойной причины отказаться от похода в гости.
Джерри играл, а я пил чай и хмуро глядел в окно.
Он повернулся ко мне:
– Чего скучаешь?
– Да нет, совсем нет… – соврал я.
Джерри пересел ко мне на диван и пристально вгляделся в моё лицо.
– Что мне сделать, чтобы ты развеселился?
– Я не знаю.
– Кажется, я придумал… - затейливо сказал Джерри. Я не обратил на него внимания – был занят своими мыслями.
И тут почувствовал, как Джерри укусил меня за плечо.
Я подпрыгнул со вскриком:
– С ума сошел?
– Мне просто больше не пришло ничего в голову… – оправдывался рыжий.
– Дурак, это больно! – пожаловался я, и, резко схватив Джерри за руку, укусил его в ответ.
– О-ох, ты за это ответишь! – пообещал он и повалил меня на пол, а сам уселся сверху.
Сначала он укусил меня за ключицу, потом я почувствовал его зубы на своей шее. Я сопротивлялся, но слабо и без особого энтузиазма. Хихикая, попытался пнуть Джерри, но вдруг мои попытки оттолкнуть его сменились испуганным оцепенением, когда я почувствовал уже только его губы на своём подбородке, а затем и язык на мочке моего уха.
Движения замедлились, и я снова почувствовал себя апатичной куклой. Эти чувства всегда повергали меня в глухое отчаяние.
– Что ты делаешь? – спокойно спросил я.
– Ты не мог не догадываться, что случится, если придёшь ко мне домой, – без обиняков сказал Джерри, – поэтому лежи тихо…
И он сразу накрыл мои губы своими. Джерри делал мне больно, глубоко проникая языком в мой рот. Он схватил меня за запястья одной рукой, а второй расстёгивал ремень на моих штанах.
Эти бесцеремонные действия и его наглый тон стряхнули с меня оцепенение.
Оттолкнув Джерри локтём, я быстро поднялся, схватил свою сумку и стремглав вылетел в коридор.
– Кай… Кай! – кричал вдогонку Джерри. Он спустился за мной по лестнице, пытаясь остановить:
– Ну что ты как маленький, давай поговорим!
Я не слушал его, хотел только побыстрее сбежать оттуда.
– Кай, тебе не понравилось, что я был слишком груб?..
Я не стал объяснять ему, что именно мне не понравилось в том, как он меня домогался, просто взглянул с презрением и вышел за дверь.
– Ну и катись! Тоже мне, снежный принц. Тебе же хуже! Потом сам приползёшь… – орал вслед Джерри.
Мне стало так гадко из-за того, что случилось, и оттого, что мне снова пришлось жестоко разочароваться. Черт, и почему мне так не везет?
Хотя в произошедшем есть и положительная сторона: я узнал его истинную натуру сейчас, а не когда было бы слишком поздно.
Проблема с Каином отпала сама собой. Это хорошая новость.
Хотя угрозы Джерри мне совсем не понравились: «Ты пожалеешь…».
Он живёт в отдельной большой квартире, полной шикарной мебели и дорогих безделушек. Джерри точно такой же сынок богатых родителей, как и Каин. Он такой же, как Каин, только с одним маленьким отличием.
Гиена.
Я спал неспокойно: всю ночь ворочался. Тревога терзала меня, я старался не думать, но все равно думал об избалованных мерзавцах, привыкших все получать одним щелчком пальцев, и об их играх, в которые оказался втянут.
В школу я поднялся с трудом. Не выспавшийся и очень уставший, зашел в класс и понял, что случилось что-то неладное.
Притихшие одноклассники переговаривались шепотом, на меня старались не смотреть и не подходить близко.
Джерри снова пересел на парту передо мной. Он удостоил меня только полным злорадства взглядом, и я снова мысленно отругал себя за неразборчивость в людях.
Усевшись, стал терпеливо ждать своей участи.
«Моя участь» зашла изрядно злая и села за парту, погрузив класс в гробовое молчание.
Я почти слышал треск льда, ломающегося подо мной…

Добавлено (13.01.2011, 20:16)
---------------------------------------------
Глава 3

«Койоты»

«Мой эшафот... построен был не для меня»

До полудня класс просидел, словно на похоронах: с траурными лицами, подозрительно тихо.
Я так понимаю, мой некролог уже все прочли.
Прозвенел звонок на большую перемену. Для меня не стало неожиданностью, когда передо мной нарисовались двое верзил с задних парт, и прокуренным голосом мне было велено:
– Подрывайся, пойдём побазарим.
Я удивился только тому, что это не произошло раньше, еще в самом начале дня.
Прекрасно понимая, что меня ждёт, я смиренно пошел за бугаями, а следом устремились и остальные одноклассники. Вспомнился XVI век с его публичными казнями: конечно, спектакль не останется без зрителей! Ну что ж, мне не жалко.
Я не стал тратить силы на попытки сбежать и на вопросы «Куда вы меня ведете?» или «Что я сделал?». Мне было всё равно, сознание предусмотрительно отключилось, и вот я далеко на Гавайях, пью холодный ром...
Я приплёлся на задний школьный двор, и меня толкнули на асфальт. Я рухнул, как подкошенный, но подниматься не торопился: пусть бьют так, не придётся дважды падать.
Перед своим лицом я увидел красивые мужские туфли и пару маленьких женских босоножек. Эти люди не боятся надевать роскошную открытую обувь, даже несмотря на рычащие серые тучи: все равно салон автомобиля водонепроницаем. Интересно, они вообще знают, что такое «лужа»? И что сквозь подошву может просочиться вода, если неудачно в нее наступить?
Я приподнял голову и посмотрел наверх. Передо мной стояли Каин и Лекса. На её лице не было отражения ни единого чувства, как и вчера. Хотя нет, мне удалось заметить, как она повела бровью: «Я предупреждала...»
Помню, Каин мне что-то сказал, потом меня за шиворот подняли с асфальта и начали перекидывать, словно мяч. Я вновь упал. Самым болезненным мне показался удар чьим-то ботинком по лицу, а затем снова раздался грубый голос Каина, и избиение продолжилось, но моё лицо больше не тронули.
Лёжа на асфальте в луже собственной крови, я получал искреннее мазохистское удовольствие. Мне не хотелось терять сознание, и я старался не закрывать глаза. Ведь если я отключусь, то эти невероятные ощущения исчезнут? Возможно, это слишком дико, и остальным могло показаться, что я бравирую, но в мыслях пульсом билось только одно: «Наконец-то, наконец-то!» Моё внешнее состояние стало совершенно идентично внутреннему.
Тогда, в те секунды, я наконец ощущал себя полноценным и настоящим. Без вечной улыбки зомби, без этого глупого света в глазах. Такой же искалеченный и грязный снаружи, как и внутри.
Рядом со мной ещё были люди или уже нет? Я не знаю. Мне казалось, что вокруг лишь пустота, что больше никого и ничего не существует… Это было бы здорово!
Впрочем, иллюзия быстро развеялась: меня вдруг подняли на руки и куда-то потащили. Оказывается, кто-то все-таки был поблизости.
От боли я, к сожалению, потерял сознание.
* * *
Это случилось примерно полгода назад. Может, чуть больше...
Я ходил в школу и наслаждался жизнью, ведь у меня были замечательные друзья, любимая мама, ну и дурацкий теннис в придачу. И чего мне не хватало?
Но я совершил глупость: влюбился в своего лучшего друга.
С Джорджем мы дружили около года, вместе ходили на теннис. Но он был не такой, как я, и не хотел, чтобы всё было просто: напротив, искал опасных развлечений, словно прямая дорожка его не устраивала, и он специально сворачивал в овраги и буераки. Меня это раздражало. В то время я его не понимал, мне была незнакома глухая скука, что не давала покоя моему другу. «Впрочем, чем бы дитя ни тешилось...» – убеждал я себя тогда.
Но больше всего на свете Джордж боялся за свой статус и положение в обществе. Он всегда хотел казаться круче, чем был на самом деле.
Но несмотря ни на что он нравился мне. Я готов был любить его бескорыстно и открыто, просто так.
Я признался Джорджу в своих чувствах случайно. Совсем этого не планировал: не был уверен в его ориентации. Но слова сами выскользнули из моих уст. И, как ни странно, Джордж принял мои чувства, и по его смущенной улыбке я понял, что всё возможно.
Это было абсолютно нереальное счастье! С каждым днём моё солнце светило ярче.
Когда Джордж пригласил меня на вечеринку по случаю дня рождения своего друга, я сразу слегка насторожился. Что такого сделал Джордж, чтобы парень из компании богатеньких позвал его на свой праздник? Но я все равно поплёлся туда, потому что всегда делал то, о чём просил меня Джордж.
Когда мы пришли в клуб, я увидел кучу народа и немного расслабился: видимо, на вечеринку было приглашено много посторонних для именинника людей.
Мы сильно напились. Хотя точнее будет сказать, что меня напоили.
Немного протрезвев, я с трудом осознал, где нахожусь. Это была VIP комната, в которой, кроме меня, находилось еще человек пятнадцать. Всего три девушки, а остальные парни.
Джордж на глазах у всех ластился ко мне, пытался поцеловать. Обычно я ничего не запрещал ему, но только не здесь, не при всех! Я не понимал, зачем он это делает, ужасно смущался и старался успокоить Джорджа. Когда он понял, что я не настолько пьян, чтобы потерять способность сопротивляться, то принес ещё несколько стопок текилы.
Потом Джордж притащил почти потерявшего сознание меня в какую-то полутёмную комнату, где принялся активно соблазнять.
В принципе, я был готов к этому: Джорджа я слепо обожал и потому отчаянно игнорировал свое дурное предчувствие. Когда в комнату зашли ещё двое ребят, мой партнёр уже ласкал мои бедра, и от страсти я соображал слишком медленно. И сначала даже не заметил, как те двое присоединились к нам, а когда понял, то было слишком поздно: один из них уже пристроился к моему заду.
Это был не Джордж. Я резко открыл глаза, в ушах звенело, в темноте словно плавали разноцветные искорки… Попытался освободиться, но это оказалось бессмысленным.
От боли я кричал, а потом просто молчал, изо всех сил стараясь расслабиться и забыться.
Через какое-то время я увидел Джорджа, который нежно гладил меня по голове и целовал. Когда он входил в меня, я уже не чувствовал ничего, только тело почему-то странно содрогалось, словно я катаюсь на качелях.
На этом моя память услужливо замолкает.
Через несколько дней, когда я снова смог нормально ходить, то даже отважился прийти на уроки. И стало предельно ясно — о том, что произошло, знают многие. Весь мой класс, по крайней мере. Я попытался поговорить с Джорджем, но он не отвечал на звонки и каждый раз таинственным образом избегал меня в школе. Но мне все же удалось поймать его одним дождливым утром, и я заставил его объясняться прямо в школьном коридоре.
– Понимаешь, малыш, мы больше не можем общаться. Я не хочу говорить грубо, но ты был нужен только для этого. Прошу тебя, не говори никому, что мы с тобой разговаривали, окей? – на этой бодрой ноте Джордж подмигнул мне и ушел.
Что со мной было, не помню. Я очнулся только однажды утром, когда мама показала мне мою новую школьную форму.
* * *
Перед глазами был отбеленный до смерти потолок и зеленая шторка.
Похоже, кто-то отнёс меня в медпункт.
Присев на кровати, я посмотрел в окно. Было уже совсем темно, значит, проспал весь день. Все мое тело покрывали синяки и кровоподтеки, рука затекла. Но сильной боли я не чувствовал: видимо, мне вкололи анестетик.
Пока я застёгивал рубашку, в кабинет вернулась медсестра.
– Уже проснулся? Как ты себя чувствуешь? – заботливо спросила она.
– Спасибо, всё в порядке, – как-то скорбно ответил я.
– Можешь ещё полежать, у тебя ушиблена рука, и неплохо бы пройти обследование. Я сейчас выпишу направление... – засуетилась медсестра.
– Всё в порядке, правда. У меня мама врач, она позаботится об этом, - я с интересом смотрел на нее. Ни вопроса о том, что со мной случилось. То ли знала и так, то ли это было запретной темой. Я с ухмылкой глядел на ее механическую улыбку. Как же тут привыкли к тому, что после «мальчишеских драк» в медпункт приводят не двух, не трех, а одного!
Осторожно ковыляя на ватных ногах, я шагал вниз по лестнице.
Уроки давно закончились, ученики разошлись. Я с трудом переобулся и незаметно проскользнул мимо главного секьюрити бабы Даши: остальные шкафы-охранники смотрели футбол в каптёрке.
Пока я шел через школьную парковку, мне вдруг перегородил дорогу чёрный «Porsche». Тонированное стекло быстро опустилось, и за рулем я увидел Каина. Не отрывая глаз от руля, он спокойно сказал: «Садись». И, нажав какую-то кнопку, открыл соседнюю дверцу.
Я не сдвинулся с места.
Каин взглянул на меня:
– Садись в машину, я просто подвезу тебя домой.
Надо же! Как это мило, прямо-таки отец родной.
– Спасибо, обойдусь, – процедил я.
– Я тебя не трону, просто отвезу домой, что в этом такого?! – удивлялся Каин моей несговорчивости. Я смотрел на него и не понимал, неужели он на самом деле ни черта не соображает? Вдруг с удовольствием представилось, как я собираю рукой его короткие волосы и медленно, почти ласково, но с бешеной силой тяну их назад. И его красивые губы кривятся от боли.
– Если так хочешь этого, то можешь силой заставить меня, – спокойно сказал я. Какое-то странное чувство больно сдавливало мои лёгкие.
Каин хмыкнул и отвернулся на секунду, потом снова посмотрел на меня.
– Ну хорошо, как знаешь, – бросил он. Тонированное стекло снова скрыло от меня водителя, но машина не сдвинулась с места. Какое-то время я опасливо оглядывался по сторонам, чувствуя подвох: Каин слишком легко сдался.
Затем я всё же пошел по дорожке в сторону дворов.
«Porsche» бесшумно двинулся следом. Вначале я думал, что Каин вот-вот свернёт, но он упрямо катился за мной.
Машина тихо кралась по пятам. Я представил, как это выглядит со стороны, и расхохотался болезненным сумасшедшим смехом. Я хохотал до тех пор, пока не осознал, что из моих глаз катятся слёзы. Наконец-то мне было искренне жаль себя, и наплевать, как меня назовут за это. Вот глупость – пытаться заставить себя думать, что всё хорошо. Наверное, из-за того, что никто меня не пожалел и все восприняли случившееся как должное, мне тоже начало казаться, что всё в порядке.
Но это, черт возьми, не так! На самом деле мне плохо, мне очень плохо, я хочу мстить, хочу кричать и биться в истерике. Моя жизнь, моя боль, мое унижение – это не игрушки.
За что? ...

а прода почему-то не хочет выкладываться... tongue вот так)) потому положу просто ссыль
http://www.hogwartsnet.ru/mfanf/printfic.php?l=0&fid=50261


Есть те, кто несут порядок и справедливость, есть те кто несут хаос и разрушение есть третьи, что несут добро и любовь, и есть я. Я несу пакетик.

Сообщение отредактировал Afina - Четверг, 13.01.2011, 20:29
 
DianaДата: Вторник, 01.02.2011, 22:17 | Сообщение # 2
Группа: Член команды
Сообщений: 17
Репутация: 91
Статус: Offline
"...и вот я далеко на Гавайях, пью холодный ром... " история моей жизни, просто))))) супер! ушла читать дальше по ссылке

Вообще-то я не религиозный человек, но если ты есть там наверху, спаси меня, Супермен!
 
HotaruДата: Вторник, 07.02.2012, 06:13 | Сообщение # 3
Группа: Пользователи
Сообщений: 36
Репутация: 36
Статус: Offline
Вы не поверите...на последнем абзаце по моей щеке скатилась слеза) я не знаю чем, но Ваше творение мне оказалось очень близким:) *ушла читать дальше*

Ветер мягко взъерошил перья, наполнив душу зовом к полёту и свободе.
 
Форум » Творчество » Наше творчество » Злые игрушки (ориджиналл, макси NC17)
Страница 1 из 11
Поиск:
Новый ответ
Имя:
Текст сообщения:
Опции сообщения:
Код безопасности:

Neko Nakama, 18+ © 2017
Вся манга, содержащаяся на данном сайте, представлена исключительно в ознакомительных целях. Все права принадлежат авторам манги.